• Россия выиграла, но Азербайджан – больше

    Россия выиграла, но Азербайджан – больше

    В Америке восьмидесятых взошла звезда пассионарного политика Александра Хейга, который занял пост государственного секретаря при Рональде Рейгане. Правда, его век на вершине власти оказался недолгим, тем не менее, он, будучи ярым поборником курса жесткой конфронтации с советами, озвучил сакраментальную мысль, к которой впоследствии не раз обращались не только американские, но и западные политики: «Есть дела по важней, чем мир».

    В те времена Москва на фоне умопомрачительной гонки вооружений все время козыряла картой мира, дескать, Западу до спокойствия не было и дела. Сообщество понимало, что за высокопарными призывами о важности сохранения стабильности обе державы сжигали огромные ресурсы ради производства новых страшных видов вооружений.

    Сегодня думы и заботы о мире снова гложут сообщество, но в более предметной плоскости. Беспокойства стало намного больше, и связано это с тем, что пространство турбулентности стремительно расширяется, и происходит сие потому, что невозможно избежать лобовых столкновений интересов политических тяжеловесов.

    Зона Каспия прочно сидит в группе риска, и это объяснимо. Регион не просто богат, а сказочно перспективен. Наряду с сосредоточенными здесь природными ресурсами, через уникальный природный рубеж, разделяющий континенты, проходят стратегические маршруты. По ним осуществляется связь экономических полюсов, и есть огромная потребность в диверсификации транзитов. Вот почему к Каспийскому региону устремлены взоры влиятельных сил. Это объясняет, почему на саммите пятерки в Актау лидеры государств выделили вопрос безопасности в доминанту повестки.

    Видения и оценки президентов относительно настоящего и будущего региона, а среди них есть и тревожные, в главном сошлись в одной точке. Восторжествовало твердое убеждение уберечь уникальный субконтинент от посягательств внешних сил. Это означает, что ресурсов и воли для совместных действий на пути к стабильности у стран Каспия хватает с лихвой.

    Однако стабильности никогда не бывает много, и это доказали события в границах вполне себе состоявшихся государств и регионов, которых в одночасье вихрем занесло в омут кровавых потрясений. Помимо того, что спокойствие требует постоянных усилий, поступательных страховочных мер, оно еще и нуждается в согласованности дееспособных сил, для которых складное положение превращается в непременное условие бытия.

    Иными словами, стабильность сегодня есть и цель, и средство для самодостаточности, и ради него приходится мириться и с издержками.

    Шлейф мнений и оценок по итогам саммита продолжает расти. Расхождения в оценках касаются в основном того, кто в чем выиграл, и кто в чем прогадал. Бесспорно, выиграли все государства региона. Принятие Конвенции убрало с дороги препятствие на пути продолжения диалога. Это в своем роде новый фундамент компромиссов, но пока рано успокаиваться и говорить о высокой степени его прочности.

    Прорыва удалось достичь с помощью проб и ошибок. Обострение обстановки в мире заставило наиболее строптивых каспийцев унять не только аппетиты, но и амбиции. Иначе подвешенное состояние проблемы статуса могло бы обернуться новыми сюрпризами. Речь не о геологических, а геополитических толчках. Предпосылки на то не исчезнут, однако в Актау удалось договориться о главном – как предвосхитить нежелательные повороты.

    Ясно как Божий свет, что главные участники гонки титанов держат Каспийский регион в поле пристального внимания. Ныне некоторые западные источники муссируют мнение, будто Америка в контексте каспийской дилеммы всегда была и остается индифферентной. Китай об больше настроен говорить действиями, нежели обещаниями. Его масштабные проекты, так или иначе, повязаны на важном регионе. Один только проект железного шелкового пути чего стоит. Ну а для России и вовсе не имеет смысла говорить, что означает Каспий с его импульсивно дышащим периметром границ и географической близостью таких горячих регионов, как Афганистан и Ближний Восток.

    Взвесив все за и против, главы пяти стран сошлись на том, что настал момент для перехода через психологический Рубикон. Заложен первый камень в юридический фундамент, который позволит в будущем регламентировать проработку еще нерешенных вопросов. Могут в дальнейшем состояться саммиты и рабочие контакты в формате двоек, троек. При всех случаях результаты новых встреч и сделок станут производным от итога, добытого в Каспийской столице Казахстана.

    До недавних пор большинство мировых аналитиков и наблюдателей рассматривали Каспийский регион в виде пространства, за который имели основания бороться лишь мировые лидеры, те же США, Россия, Китай и другие. Опыт самореализации молодых прибрежных государств выявил абстрактную сущность озвученных видений. К примеру, Азербайджану без особого пафоса удалось продемонстрировать, что он является полновесными хозяином своей судьбы.

    Находясь в горниле повышенной турбулентности, где пересекаются не только интересы, но и острые противоречия, Баку вывел алгоритм дееспособности. Он первым обозначил схему новой магистрали, по которой и следует двигаться на пути к будущему. С его расчетами вынуждены были согласиться соседи. Если бы в Актау что-либо пошло не по той колее, Ильхам Алиев не стал бы подписывать Конвенцию.

    Каспийская проблема перешагнула через непростой рубеж, и впереди еще будут трудности. Бояться их не следует, ибо заложен важный прецедент коллективной согласованности. Он обязывает участников процесса оставаться на волне прагматизма, и главное, чтобы границы стабильности всегда были в неприкосновенности.

    Rubrika.Az


    Facebook-da paylaş