• Российский эксперт: Пашинян повышает ставку - ИНТЕРВЬЮ

    Российский эксперт: Пашинян повышает ставку - ИНТЕРВЬЮ


    Интервью Oxu.Az с ведущим аналитиком Агентства политических и экономических коммуникаций (Россия) Михаилом Нейжмаковым.

    - Лето 2018 года выдалось очень непростым для Черноморско-Каспийского региона. В результате противостояния Анкары с Вашингтоном резко рухнула турецкая национальная валюта. Помощь Эрдогану в этом вопросе, согласно сообщениям СМИ, оказали Катар, Россия и Китай, подарившие ей миллиарды долларов с целью поддержания курса лиры.

    В соседнем Тегеране также остро ощущаются «укусы» санкционной политики Трампа. Иран сотрясают массовые акции недовольства населения, существует угроза действующей власти ИРИ. В связи с этим, какие упреждающие шаги могли обсуждать на недавнем трехстороннем саммите президенты Путин, Роухани и Эрдоган?

    - Любые совместные меры противодействия давлению США – это долгосрочные инвестиции, прежде всего, политические. Они предполагают определенные взаимные гарантии, в данном случае между участниками тройки Россия-Турция-Иран.

    Ряд экспертов считали, что разногласия по Идлибу приведут к разрыву между Анкарой и Москвой. По моей оценке, высказанной после саммита в Тегеране, где Турция с ее партнерами так и не пришли к «общему знаменателю» по этой проблеме, участники тройки все же в дальнейшем собирались прийти к компромиссу по Идлибу, хотя бы временному.

    Первые итоги встречи Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Сочи показали, что этот прогноз пока подтверждается - Россия и Турция на данный момент к такому компромиссу пришли.

    Обратим внимание, что между встречами в Тегеране и Сочи Анкара активно давала понять, что намерена отстаивать свою позицию по Идлибу.

    Так, показанное турецкими телеканалами заявление Юсуфа Назика, обвиняемого в организации теракта в Рейханлы в 2013 году, который утверждал, что соответствующий приказ он «получил от сирийской разведки», было еще одним сигналом о нежелании Анкары уступать в вопросе об операции сирийских правительственных войск в регионе. В противном случае команда Эрдогана не пошла бы на усиление негативного образа Башара Асада в глазах собственного общественного мнения.

    Для Реджепа Эрдогана переговоры в Сочи, - если судить по первым итогам, - серьезный дипломатический успех, и дело не только в вопросе об Идлибе. Чем сложнее Турции найти общий язык с Россией и Ираном, тем более сильные переговорные позиции в диалоге с ней имели бы США.

    Читайте также: Эрдоган: Карабах надо вернуть истинным владельцам
    Вашингтон также явно ожидал итогов переговоров между Турцией и Россией. Недаром между саммитом в Тегеране и визитом Эрдогана в Сочи прозвучали противоречивые сигналы с американской стороны. С одной стороны, утечки в СМИ об усилении военного сотрудничества США с Грецией, с другой - напоминание от официального представителя Пентагона Эрика Пахона, что «Турция является союзником по НАТО и надежным партнером в коалиции по борьбе с «Исламским государством».

    Возможно, после переговоров Эрдогана и Путина в Сочи США немного ослабят давление на Россию и Турцию. Не обязательно это отразится на официальных заявлениях из Вашингтона, но стоит помнить, что нередко резкая риторика только оттеняет интенсивные непубличные переговоры.

    Вероятно, компромисс по Идлибу может способствовать шагам Москвы и Анкары навстречу друг другу и в определенных экономических вопросах. В заявлениях для прессы по итогам российско-турецких переговоров 17 сентября об этом было сказано в общих чертах (там были отмечены дежурные темы – развитие энергетических проектов, туризм). Но какие-то закрытые экономические договоренности также не исключены.

    - С чем связана наблюдаемая активность встреч между лидерами государств региона? После августовского контакта в Сочи президентов Азербайджана Ильхама Алиева и России Владимира Путина на конец сентября запланирован визит главы российского государства в Баку. Путин также провел на днях переговоры с премьером Армении Николом Пашиняном. Эрдоган совершил визит в Баку, а Пашинян - во Францию.

    - Осенью традиционно повышается внимание международных посредников к карабахскому урегулированию, а значит и к странам, вовлеченным в конфликт. Кроме того, и Москва, и Анкара на фоне повышенного внимания к ситуации в Сирии хотят обеспечить себе «спокойные тылы» на Южном Кавказе.

    Уже состоявшийся визит Реджепа Эрдогана в Баку и планируемое посещение Азербайджана Владимиром Путиным – это еще и важная демонстрация флага со стороны обоих лидеров в условиях, когда возрастает интерес к стране со стороны других влиятельных игроков.

    Читайте также: Ильхам Алиев восхитил турецких журналистов
    Вспомним, что примерно в середине сентября о внимании к нефтегазовому потенциалу Азербайджана вновь напомнили США – министр энергетики страны Рик Перри подтвердил, что Вашингтон «поддерживает… трубопровод - по поставкам азербайджанского газа из каспийского региона в Европу».

    Кроме того, визит в Баку совершила делегация французской Total во главе с главным исполнительным директором компании Патриком Пуянне.

    Понятно, что все это, в основном, дежурные шаги и заявления, но такое внимание других игроков к Баку Москва и Анкара, безусловно, тоже учитывают.

    - В одном из своих последних заявлений Н.Пашинян заявил о том, что видит Нагорный Карабах в будущем в составе Армении. Также он заявил, что 7 оккупированных азербайджанских районов, соседних с Нагорным Карабахом, имеют отношение к Карабаху.

    Таким образом, армянский премьер, по сути, срывает мирный переговорный процесс по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта.

    Как на это должны реагировать сопредседатели Минской группы ОБСЕ? Кроме того, проводя откровенно прозападную политику, Пашинян пытается уверить Путина в продолжении стратегического сотрудничества с Москвой.

    - Среди прочего, такие заявления Никола Пашиняна могут еще раз показывать, насколько большое значение он придает выборам в Совет старейшин Еревана, намеченным на 23 сентября. Не так часто в мировой практике муниципальные выборы являются одним из стимулов для внешнеполитических заявлений.

    Но, во-первых, в Ереване проживает около трети населения Армении, это только усиливает его значение для Пашиняна.

    Во-вторых, нынешний армянский премьер является во многом «заложником нереализованного рейтинга». То есть, большинство наблюдателей соглашается, что поддержка Пашиняна в стране сейчас высокая. Однако это пока не подтверждено итогами выборных кампаний.

    Если результат блока «Мой шаг», который идет в Совет старейшин Еревана при поддержке Пашиняна, окажется высоким, но все же достигнет лишь нижнего предела ожиданий, это может подстегнуть разговоры внутри страны, что премьер не так силен, как кажется. В ситуации, когда глава правительства имеет дело с серьезной фрондой в парламенте, это может осложнить его положение.

    В-третьих, заявления, сделанные на пике предвыборных кампаний, нередко, запоминаются лучше, чем такие же комментарии в более спокойный период. Пашинян явно хочет запомниться радикальной позицией по Карабаху.

    Читайте также: Эксперт: Танец Пашиняна будет недолгим - ИНТЕРВЬЮ
    В-четвертых, выборы в ереванский Совет старейшин – только очередная остановка на пути к досрочным парламентским выборам в Армении, которые лоббирует Пашинян. Ожидание последних также заставляет лидера «бархатной революции» действовать в режиме предвыборной кампании – то есть, повышать ставку и делать все более резкие заявления, в том числе по внешнеполитическим вопросам.

    Безусловно, все это переговорам вокруг Карабаха - даже по сопутствующим вопросам - только препятствует. Причем более радикальная позиция, конечно, может дать больше пространства для маневра на внешнеполитической арене. Однако «перегрев ожиданий» по карабахскому вопросу может в итоге обернуться дополнительными рисками для Пашиняна внутри страны.

    Когда наиболее радикальная часть сторонников в будущем может не простить ему даже просто относительно нейтральных заявлений в сторону Баку, которые считались практически рутинными в устах его предшественников на вершине власти в Ереване.

    В стране, где уже был прецедент масштабного теракта против высших должностных лиц - про события октября 1999 года в армянском парламенте напоминать не стоит, - для действующего руководства государства всегда есть дополнительные риски.


    Rubrika.Az


    Facebook-da paylaş